Как цветокоррекция расскажет вам о фильме

Teal & Orange, и его разновидности, – возможно самая банальная цветокоррекция в массовой киноиндустрии. Но в фильме «Области тьмы», режиссёра Нила Бёргера, они превращают очевидный набор палитры в инструмент, без которого вряд ли сработала бы вся история фильма. И как всегда — важнейшие решения для реализации прямо перед вами.

ЦВЕТ

Премьера фильма «Области тьмы» состоялась в 2011 году, как раз в то время, когда почти все фильмы выглядели одинаково. Возможно, один из самых шаблонных цветокорров того времени, который мог в равной степени использоваться как в драме, так и в комедии, и в «Трансформерах». Дело в том, что одним из самых легких в использовании цветов в медиа были и, пожалуй, остаются «комплементарные цвета», такие как тил-оранж. На самом деле их много, достаточно просто перейти на сайт color.adobe.com и выбрать подходящую вам палитру.

Но загвоздка состоит в том, что телесные тона существует в основном в оранжевой гамме, а без людей в кадре то же кино обходится очень редко. Так что кавалькаду визуально неотличимых друг от друга картин за авторством Голливуда, зрители получали ещё очень долго.

Благо сейчас этот период медленно подходит концу.
В 2010 цифровая цветокоррекция, тогда ещё нового образца, значительно облегчала работу на постпродакшене. И, хоть не сразу, но неизбежно стала считаться ленивым, автоматизированным набором решений.

TEAL&ORANGE

Во многом цвет является неотъемлемой частью истории фильма и это большое упущение копировать одни и те же визуальные элементы в кино разных жанров. Но вот в чём дело: Области тьмы – это как раз-таки одно из немногих исключений, поскольку такой банальный набор палитры здесь выполняет сугубо нарративную функцию. Несмотря на, то что цвет находится прямо перед вами, можно предположить, что вряд ли люди придавали ему сильное значение. Хотя бы из-за наличия множества визуально схожих фильмов.

Для тех, кто забыл о чём кино, то вкратце сюжет выглядит так – «Писатель из Нью-Йорка по имени Эдди всё никак не может преодолеть чёрную полосу в своей жизни. Он долгое время не в силах закончить роман. Построить заново отношения со своей девушкой у него тоже не выходит, да и в целом большие проблемы социализации стали для него нормой. Но, после того, как он пробует NZT – новый препарат, что активирует весь потенциал его мозга, Эдди сразу же зарабатывает кучу денег на бирже, дописывает роман за считанные дни, заводит богатых и успешных друзей, а девушка не может поверить своим глазам, ведь перед ней новый Эдди. Разумеется, у таблеток есть последствия».

Перед тем, как перейти к интересной части, я обозначу очевидное. Самое первое и базисное, что устанавливает фильм в начале: жизнь Эдди наполнена беспросветным мраком, она медленная, монотонная и полна неудач. Гнетущая и серая цветовая гамма устанавливает тон его безвыходному и бессмысленному существованию. Вам не нужно много экспозиции, чтобы понять, что чувствует герой, цвет уже вам это сообщает, вы сразу же улавливаете нужное настроение.

Из-за особой структуры фильм позволяет себе во флешбэках использовать цвет, что появится лишь в будущих сценах, например, благодаря тёплому оттенку в воспоминаниях, мы понимаем, что, то время было для Эдди значимым.
Как говорил Нил Бёргер: это тот момент, который по сути является визуальным вдохновением для героя, за которое он эмоционально и отчаянно цепляется всю свою сознательную жизнь, и тот авторский блок, что он испытывает, берёт свое начало именно оттуда.

Даже когда Эдди идёт по улицам Нью-Йорка, а, по мнению режиссёра, это очень нью-йоркская история, где город и всё вокруг старается сожрать тебя, в той обстановке герой всё равно обращается к воспоминаниям о прошлом, старается искать силы именно там, в теплоте былых дней. Но, как только Эдди принимает NZT всё становится куда интереснее.
Вы даже можете заметить, как сам Эдди воспринимает этот мир: как буквально новый, он приближается к старой версии себя и вот-вот займёт свое место. Вся перспектива меняется и этот теплый, обволакивающий жёлтый цвет опьяняет. Эдди видит все вокруг чище. Так, что когда он наконец-таки осознал, что с ним происходит, настало время покончить с прошлой жизнью.

Например, открытый и ясный ум хорошо обозначен в этой сцене, где персонаж Брэдли Купера буквально окружен душем из жёлтых букв, что естественным образом приходят ему в голову или, скорее даже, являются ему.

Когда Эдди начинает зарабатывать деньги на фондовых биржах жёлтые стены и бьющий свет тоже были неспроста. Кабинет Карла Ван Луна, персонажа Роберта Де Ниро, обставлен в очень модернистском, светлом стиле, да и сам он носит галстук желтого цвета, тем самым, фильм прямо говорит нам, что этот персонаж не просто какая-то прямая, грубая сила в мире бизнеса, он куда более объемный персонаж, поступками которого сам Эдди может вдохновиться.

Или взять сцену, где без обволакивающего теплого оттенка невозможно было бы представить передачу ощущения от всесильности и контроля ситуации, будто несколько человек принялись за работу и с ясным и четким умом готовы сделать любое дело. Эту сцену довольно легко сравнить с кадрами убранной квартиры, но уже в тёмных тонах.
В итоге мы получаем совершенно два разных настроения. И в этом фильм очень дружелюбен со зрителем, в этом самом прямом расставлении акцентов по цвету. Так что вы вряд ли получите окрашенные в тёплые тона сцену, в которой герой идет по улицам, подозревая всех вокруг.

Когда Эдди только начинал принимать таблетки, цвет был мягким. Он прекрасно давал понять, как понятно всё может быть вокруг. Обволакивающее впечатление в цвете достигалось за счет так называемого «solarized эффекта», в котором присутствует визуальное смешивание позитива и негатива. В таких сценах весь визуальный язык фильма меняется: камера более активна и Эдди, его желания, буквально ведут её.
В момент, когда его осеняет, что сейчас он где-то посередине и он может куда больше – вы видите подобное смешивание в палитре.

Разумеется, когда действие таблетки заканчивается, мозговая деятельность главного героя приходит в норму и вкус былой роскошной жизни моментально пропадает. Это имеет значение поскольку фильм долгое время уделяет внимание той самой сделке с дьяволом – как далеко Эдди может зайти, чтобы найти ещё таблеток. И когда в начале фильма он находит мёртвым того, кто дал ему первую дозу, цвет продолжает создавать то самое «давящее» ощущение реальности.

Я легко могу представить, как более светлая и тёплая гамма тонально расфокусировала бы эпизод и всю актерскую игру. Понимаете, смена цветовой гаммы даже диктовала то, на какие линзы будут сняты определённые сцены. Например, чаще всего использовались длиннофокусные объективы, сжимающие пространство кадра таким образом, чтобы создать ощущение слежки и дискомфорта.

Эдди продолжает принимать препараты и со временем затмевающий глаза успех становится будто бы пересветом или «глич-эффектом», сбивает с толку и смешивает всё вокруг. Начинаются первые провалы в памяти и таблетки приносят свои очевидные последствия. Цвет от теплого переходит на выжженный. Здесь «solarized эффект» становится ощутимее. Картинка окрашиваются в негатив, обозначая пагубное влияние препарата, а окружение приобретает куда более сюрреалистичный характер. Контраст начинает давить визуально и тот легкий медовый оттенок, с которого все так просто начиналось – теперь ядовитый.

Фильм ещё будет возвращаться в разные степени установленных визуальных состояний, такие как потускневшая гамма – ощущение нового, что движет героем. Но самая интересная часть начинается в кульминации.

Понимаете, «Области тьмы» скорее всего бы затерялось во множестве визуально схожих фильмов того периода, если бы не департамент пост-продакшна, в частности, отдаю должное Крису Геннарелли, ведь он, как главный колорист, решил превратить самый банальный цветокор 2011 года в полноценный нарративный элемент, делающий уже самого зрителя просвещенным.

В кульминации, рассказывающей о событиях спустя год, нам показывают Эдди, что баллотируется в сенаторы, говорит на множестве языков, и вообще ведёт довольно успешную жизнь, но, по всей видимости, уже без таблеток. Где-то посередине. Идеальный баланс. Цвет фиксирует не только то, какой путь прошёл персонаж, но и то, как этот путь изменил его.

Генарелли на постпродакшне предал картинке тот самый сбалансированный и взвешенный вид, как если бы приглушенную, практически черно-белую, эстетику кадров без таблеток визуально смешать с выкрученными и перенасыщенными цветами, когда Эдди находится под воздействием препарата. Совершенно банальное, простое и прямо на поверхности решение, которое в буквальном смысле окрашивает неоднозначное состояние Эдди.

Замыкает всю его сюжетную арку, а также придает вес и значимость тому, как «Области тьмы» довольно интересно исследуют тему искушения, лёгких достижений и власти. Эдди хотел влияния и добился всего сам. Он видит вещи чётко и ясно без замыливания глаз. И даже когда его девушка сомневается в том, нужен ли ему ещё препарат, мы, как зрители, скорее чувствуем правильный ответ. А это гораздо интереснее, чем просто получить готовую информацию.

В кино нет лишних решений. Всё, что вы видите на экране, начиная от мебели в кадре и заканчивая позицией камеры – всё это многократно просчитывается. Особенно то, что касается постпродакшена. Ведь креативные и технические решения заносятся в пайплайн, и с учетом условий, обязаны быть так или иначе выполнены. И, как ни странно, но не все из них обязаны нести нарративную функцию, поскольку многое зависит от поставленной задачи.

Но именно подходом к оформлению и вниманию к деталям фильм и выделяется, позволив истории оставить куда более глубокое впечатление.

Это можно легко понять, когда начинаешь сравнивать картину Нила Бёргера с сюжетно схожими, вроде Люси Люка Бессона, где визуально никак не обозначалось изменение героини: ни цветом, ни поведением камеры, ни оптическими иллюзиями. Фильм скорее заставлял вас поверить в эти изменения, но всегда лучше показывать, нежели рассказывать, что «Области тьмы» и делают.

Да, очень просто и в чём-то очень тонко, но зато вы, как зритель, чувствуете всю цельность и завершённость истории. И, знаете, есть еще одна классная мелочь: цвет самих таблеток прозрачный, без каких-либо цветовых примесей и это как раз-таки то, что они делают: дарят ясный и чистый ум.

 

Огромная благодарность каналу …and Action!

Вам также может понравиться
Читать далее

Оптические линзы, применяемые в компьютерной графике | Глубокий фокус

Зональные линзы — это специальная оптическая насадка на объектив камеры, в виде половины линзы, позволяющая создавать две точки…
Читать далее